Наш клуб | Игры | Оружейная | Думки | Галерея | Дороги | Гостевая | Мастера | Форум

Мастерятник.

Статьи  

Тактика и вооружение от Рима до Столетней Войны

Автор:Chaos Lord

 

6picbig.jpg (116668 bytes)
Существует очень много теорий и гипотез – как именно воевали в Средневековье. Автор не берет на себя смелость утверждать, какая из них является наиболее правильной – это просто бессмысленный, неблагодарный труд. Но путем анализа и тщательного дедуктивного отбора и осмысления существующих теорий, ориентируясь на скептический анализ письменных источников, и, все время сверяясь с современными данными археологических раскопок, можно, в принципе, представить себе, как происходили бои в то славное времечко, которое мы теперь именуем Средневековьем.

Собственно, началом "Эпохи Рыцарей" можно считать сокрушительное поражение Красса, когда римский экспедиционнный корпус (будем называть вещи своими именами - это был экспедиционнный корпус) был разбит парфянскими катафрактариями. Манипулярная (“шахматная”) тактика древнеримской пехоты, была впервые растоптана тяжелой кавалерией. Собственно, парфяне применили традиционнную тюркотско-монголо-татарскую тактику – атака лавой легкой кавалерии, вооруженной луками (вы представляете себе: какую тучу пыли они подняли? – Замечательная "дымовая" завеса для основных сил тяжелой парфянской конницы, а именно – катафрактариев). Римские легионы попытались закрепиться на холмах, сформировав подобие каре (“черепаха”), но, кинувшись вдогон за отхлынувшей в обманном отступлении легкой конницей парфян, римляне нарушили строй (роковая и самая страшная ошибка для средневековья – и не только средневековья, - но самая страшная, англо-саксы так проиграют под Гатсингсом в 1066м). Кинулись они, вообще-то – вполне профессионально: если враг не получил в спину пилум – он еще вернется. Но из-за клубов пыли, совершенно неразличимые вдали, моментально приблизились катафракты – и банальная физика – встречный всадник, поддевающий двухметровым копьем-сариссом опешившего пехотинца – решила исход боя. Голова Красса была брошена к ногам парфянского царя, Цезарь перешел Рубикон, а тяжелая кавалерия, впервые после Граника, напомнила – кто настоящий Бог Войны. Так что "родиной рыцарей" можно смело считать Восток - а именно Парфию...

Однако, катафракты были очень дорогим видом войск – и требовали не столько материального обеспечения (кузни и металл), сколько – хороших, выносливых лошадей и великолепной тренировки всадников. Был еще один ньюанс, не позволявший в полной мере развернуться кавалерии на поле боя – не было стремян. Без опоры на стремя, кавалерист серьезно рисковал оказаться выбитым из седла при сильном ударе копья по мишени – а спешенный, оглушенный “железячник” легко добивался на земле пехотой. Отметим также, что кавалерийская атака – это, как правило, первый удар копьями (после чего они, как правило ломаются) – и конники не могут давить массой, как это делает пехота. Кавалерия должна бить первой, в галопе, максимум тремя шеренгами – и, если враг дрогнул и сломал строй, - происходит элементарное избиение в спину. В массе (колонной)- кавалерия может только быстро перемещаться-идти маршем. Удар же кавалерии наносится сплоченным строем.

Рим не был готов к жесточайшей дрессуре всадников и безумно дорогим тяжелым доспехам (по мнению легионеров – неэффективных) – и эра пехоты продолжалась, благо германцы и кельты также предпочитали пеший строй. Их легкая кавалерия (равно как иберийцы и нумидийцы) встечались сравнительно легковооруженными римскими всадниками. Даже структура легиона, к которому турма (100-120 всадников) была придана - точно соответствует пехотной тактике Древнего Рима. Римский легион эффективно использовал "шахматное" построение когорт-манипул как своеобразные ловушки - враги, хлынувшие в промежутки между манипулами, чтобы атаковать их с фланга - сами подвергалист трехсторонней атаке! Совершенно другой была армия Византийского государства. По обыкновению, конница занимала свое место на флангах фаланги дефензоров - и часть ее находилась в резерве, чтобы можно было быстро организовать преследование - или же "закрыть брешь" в случае неудачи. Основное отличие византийского воина (особенно - катафрактария) от древнеримского - наличие лука, то есть высоко по достоинству оцененное умение степных народов мастерство владения луком. Однако, против бронированного аварского всадника (кони были также защищены, о чем свидетельствуют новейшие археологические раскопки) лук, точнее - стрелковый бой был малоэффективен - требовался мощный таранный бросок с копьями наперевес...

В Европе в это время "природные наездники" мавры-арабы сражались с рыцарями франков - рыцарями исключительно по названию, ибо из защитного вооружения у них была только кольчуга - у самых знатных воинов это был чешуйчатый панцирь, а лошади отнюдь не были теми знаменитыми бретонскими боевыми конями, огрызающими врагу руку, до 2х метров в холке - нет, их предстояло еще вывести путем селекции из "обычных", но отменных арабских скакунов, что несли в бой мавров. Тем не менее, франки, сражаясь при Пуатье с “маврами” активно использовали кавалерию (на флангах) – ибо появилось стремя, позволявшее всаднику привставать и рубить с полного замаха!
Так что следует четко разделить два термина. "Природный" кавалерист - всадник с младых лет, тюрок, авар, мадьяр, половец, татар, монгол, араб, турок - предпочитающий маневренный индивидуальный стиль боя, когда "каждый сам за себя" - и только опыт и знание норова и природных особенностей своей лошади является решающим - излишне говорить, что эта лошадь сама - маневренна, легка (приземиста), подвижна, приучена к подножному корму (только такие выживают в маневренной войне). Совершенно иной тип - "линейного" кавалериста, приученного воевать в строю - требовал и иной посадки в седле (стремя, седло "ясельного" типа), и иной породы лошади - высокой, широкогрудой, мощной, тяжеловесной (чтобы одним ударом "грудь в грудь" опрокинуть врага).

Но позволить себе эффектные (скорее – эффективные) кавалерийские атаки тяжелой кавалерии широкомасштабно могли только византийцы. Все остальные кавалеристы – относились к классу легких (застрельщиков) – позволить содержать себе “танки” могла только Византия. Важно отметить, что византйиский катафракт был вооружен еще и луком – и мог вести дальний бой (и даже спешиваться) – этакий “универсальный солдат”.

Однако, основная масса византийской армии являлась прямой преемницей древнегреческой фаланги – она состояла из спекуляторов (легкая разведка – пельтасты), курсоров – легкой пехоты на флангах и собственно фаланги – дефензоров, тяжеловооруженных пехотинцев. Реально только первая шеренга несла миндалевидные щиты (известные нам больше как древнерусские – по Радзивиловской Летописи) – все остальные работали копьями обеими руками. Существующая теория, что бой тогда уже был чередой поединков (“Песнь о Роланде” - про Пуатье) – несерьезна, так как является более поздней (1340-1480гг.) романтической и сентиментальной теорией. В реальности воины Велизария побеждали готов именно потому что были дисциплинированными и умели держать строй до последнего – и давить врага массой. (Существует описание Прокопием боя, где 50 византийских дефензоров, построившись фалангой, успешно отбивали многочисленные атаки конных готов).

Именно копье, - а не меч - можно условно назвать “оружием победы” 4-8го веков н.э., причем у всадников второго ряда (менее бронированных, кстати) оно могло достигать 4-5м. Мнения относительно размера пехотных копий дефензоров (пешая фаланга) расходятся – но, скорее всего, они могли доходить до 8 м длины (4-6 шеренга фаланги). Бессмысленно было бросаться в лихую, но безрезультатную кавалерийскую атаку против леса копий – проще всего уничтожать фалангу на расстоянии – при помощи луков – но бунчуки из конского волоса на концах копий и миндалевидные щиты первой щеренги, воткнутые в землю, - превращали стрельбу из луков в своеобразную лотерею: “попал - не попал”. Атаки берсерков с двуручными топорами, при всей своей внешней абсурдности, - как правило, были очень эффективными – топоры ломали древки копий, даже если они были обкованы железом (наконечники просто гнулись).

Вобщем, “против лома нет приема”: фаланга (или – на худой конец – стена щитов, о чем пойдет речь дальше) – единственное действенное средство против другой фаланги (стены щитов). Необходимо отметить, что никакой собственно “средневековой” тактики здесь нет и в помине, - как и во времена Эпаминонда и Ганнибала – “сила против дисциплины/числа” – всегда побеждает сильнейший.

Как ни парадоксально - но другой вариант копья - дротик - оставался наипопулярнейшим оружием вплоть до замены его на пистолет в 16в! Даже тактика мало изменилась - быстрое сближение - бросок дротика - уклонение вправо или влево - перестроение.Но главной, и - что важно - многочисленной силой на поле боя оставалась пехота ("лес копий") Лобовая атака кавалерии на фалангу (даже при наличии во второй шеренге катафрактов с сариссами - до 3х метров длиной) - вещь самоубийственная, конники применялись именно для охвата флангов.

Арабы очень много позаимствовали у византийцев (если скептически проанализировать их боевую схему). Собственно, не сами арабы, а аланы стали продолжателями традиции катафрактов – чешуйчатая броня для всадника и лошади, цепочка для копья – чтобы не соскальзывало (потом на смену цепочке придет специальный подмышечный крюк и атака сплошным единым строем). Именно арабы заставили франков защищать своих лошадей от стрел на восточный манер - стеганой попоной, а позднее - и кольчужной, со специальными разрезами с боков (для шпор).

Еще один немаловажный момент необходимо отметить – лезвие копий становится более широким и имеет рубящий край: начинается “превращение” копья в алебарду…

Итак, в 7-9 вв. н.э. не так уж много армий могли похвастаться конницей – следовательно, побеждали те, кто был сплоченнее – или более подготовленным. На сцену выходят викинги.

Феномен викингов мы будем рассматривать отдельно от их замечательных морских походов – нас интересуют именно их “пешие” подвиги.

Что такое “стена щитов” с точки зрения копьеносца? Это поверхность, в которую его оружие легко втыкается... и с трудом вытаскивается. Что самое страшное для дубового щита – копье или… двуручный топор!? Да, именно топор – или другое рубяще-дробящее (булава, шестопер) оружие.

Скорее всего, бой скандинавов (кельтов, славян, ругов и т.д.) напоминал современный регби или американский футбол – стремительное сближение с целью сбить, опрокинуть врага – и несколько жестоких ударов под или поверх кромки щита (или по щиту – если это топор). Даже в 12-13 вв. на острове Готланд (в захоронениях) можно встретить множество тел с отрубленными или перерубленными ногами - такой удар сложно парировать...

Итак, получается всего два типа тактики, отличных друг от друга кардинальным образом: Степные, кочевые племена (тюрки, татары, аланы, хунны) – обманная атака легкой конницы (“завеса”) – и таранный удар тяжелой по ошарашенному врагу; Или – стенка на стенку (кельты, франки, скандинавы, славяне) – фланги прикрыты легкими стрелками. Что произошло, когда тяжелая конница встретилась с пехотой, мы хорошо знаем по результату битвы при Гатсингсе (1066 г.) - пока пехота держалась на холме, “стена щитов” с храбрыми хаускарлами была непобедима. Стоило англо-саксам сбежать на равнину, преследуя “отступающую” кавалерию нормандцев – Вильгельм Бастард получил корону и стал Вильгельмом-Завоевателем, а тяжелая коннница превратилась в “палочку-выручалочку” на поле боя.

Однако, это – не совсем так. Обманчивая картина исключительно конного войска крестоносцев - обычный миф. Если обратиться ко временам 3-го Крестового Похода, когда Арсуф был выигран пешим войском крестоносцев (в английском войске было около десятка лошадей, одну из которых отдали Ричарду Львиное Сердце) против конного, великолепно обученного и экипированного войска сарацин, да и, фактически, вся кампания в Палестине была сплошной чередой осад и городских боев с обязательными "разборками" в чистом поле – представляется сомнительным тот романтический трепетный образ “железного всадника”, который приписывается крестоносцам. Скорее, это был тяжелый, медлительный “танк” в хауберке, кольчуге – или бригандине (это где-то с 1240 гг.), в добром шлеме с наносником (или “горшкообразном”) – с топором (чтобы проламывать чешуйчато-пластинчатую броню) и щитом на спине, чтобы “не подставляться”.

Опять-таки, историография и кинематограф представляют рыцарей, простите, - как стадо бодающихся баранов (“разбежались-столкнулись”), в то время, как реально – это были “копья”, наподобие современных отделений – рыцарь-командир во всю использующий огневую мощь своих 2-3-х сержантов-арбалетчиков (по гречески-византийски: арбалет - это "цангра") и идущий в атаку - в тесной поддержке, прикрываемый с боков “сквайрами”-оруженосцами. Для Средневековой Европы, где кольчужная попона для коня сопоставима по цене с современным танком – 30-50 рыцарей (+300-500 оруженосцев и 1000 кнехтов) – это очень серьезно. 2500 рыцарей на одном поле – это Прохоровка.

Только совсем мало вещей могли пробить гибкую (чешуйчатую) сплошную защиту рыцаря 13-14 вв. – топор, булава (сломанные кости и позвонки), клевец – и острый, длинный наконечник (“бронебойный”) валлийской стрелы.

Кстати, об арбалете – это потрясающее оружие против кавалерии (если арбалетов много, в противном случае – один залп, пусть даже и в упор, мало что реально может решить). И даже дальнобойность арбалета не в состоянии затмить потрясающее число стрел на единицу площади, посылаемых длинным (валлийским) или составным (монгольским) луком.

Общее число стрел за битву, выпущенное лучником по цели, казалось бы, невелико – 20 стрел. Но это очень тяжелое физическое усилие – двадцать раз натянуть тетиву до уха (кто пробовал – тот знает – как потом болят мышцы рук, спины и даже икр ног). Это - очень тяжелое, можно сказать - предельное физическое усилие... И лучники должны стрелять быстро, слаженно и кучно.

Таким образом, основным тактическим боевым порядком “пролома” становится клин, “свинья” или “кабанья голова”:

  • 1. Конница клином рассекает врага таранным ударом. Обычно, дальнейшие события не описываются – а зря, клин, прорвавший вражеский строй, “раздвигает” острие (как расклепывают заклепку), и враг оказывается зажатым с трех сторон (пусть всего в двух местах, и довольно небольших по протяженности фронта) – этого достаточно для проигрыша (представьте последствия "ходынки железных людей”!).
  • 2. Лучники, построенные клином, могут легко переносить огонь на любую сторону построения, и при этом число ведущих огонь – максимально.

    Но лучники должны быть прикрыты с флангов – это не рыцари, их надо уберечь от “прямого контакта” – так что, англичане проиграли бы Креси, если бы английские рыцари не спешились.

    И еще: успех надо закрепить контратакой. (Азинкур, 1415 г.)
    Самое важное, что нужно отметить про конный клин: атака кавалерии "клином" эффективна только против вражеской кавалерии. В пехоте клин "увязнет". С точки же зрения кавалерийского боя, в клине было огромное преимущество: фланговый всадник был прикрыт фланговыми последующей шеренги, атакуя его враг неминуемо "подставлялся". Так что клин ("свинья", "кабанья голова") был специально предназначен для исключительно кавалерийского боя, и при Ледовом Побоище это было, скорее, вынужденное построение, с целью прикрыть плохо вооруженных кнехтов от стрел (а также - от поспешного бегства), и закончилось все плачевно для Тевтонских рыцарей... Если же говорить о взаимодействии "рыцарь-лучник", то наиболее наглядный пример - Креси, где английские рыцари спешились - и буквально "грудью прикрыли" своих лучников от атак французской конницы.
    Повторяю тот факт, что 30-40 рыцарей - это еще и 100-150 оруженосцев и около 300-800 кнехтов. Участие 36 тевтонских рыцарей в Ледовом побоище - факт нешуточный, а пленение пятерых из них - вообще великая удача... Кризис начался именно в 1330-50-е годы: лихие кавалерийские атаки перестали достигать цели, так как их участники в итоге получали или стрелу в глаз, или копье в ребро...

    Но еще раньше, чем французская конница напоролась на английские стрелы – английская конница напоролась на шотландские копья. А битва при Куртре (реально выигранная не горожанами, а резервом из 10 рыцарей и отрядом наемной конницы, нанесшей критический контрудар) и Ледовое Побоище, да и Куликовская битва, подтверждают простой факт: вовремя брошенный в схватку резерв решает исход боя. То есть, армия (независимо от численности) ставилась тремя “полками” (Полк Правой Руки - Центр - Полк Левой Руки), плюс резерв.

    К 1420-м годам образовалось подобие детской игры “камень-ножницы-бумага”: кавалерия (рыцари, жандармы и т.д.) вырезает лучников (ежели до них доберется), лучники “утыкают” медленных копейщиков на подходе, а стена копий непреодолима для конницы…

    Подробно про копья: откуда, как “реанимировалась” македонская фаланга – мы не точно не знаем (можно только догадываться, что некий швейцарец был весьма образован и читал по-гречески трактаты про фалангу Александра Македонского) - но для того, чтобы двигаться плотным строем швейцарской баталии, необходима постоянная тренировка. Шотландским скильтронам, в конце концов, не хватило выучки, и однажды они проиграли (на кровавом Флодденском поле - и потеряли независимость, обретенную при Баннокберне).

    Но существовало и универсальное оружие, позволявшее одинаково эффективно сражаться против конницы и пикейнеров – это алебарда; первоначально – гибрид копья, крюка и топора (колющие, режущие и рубящие удары одним оружием). Учитывая, что на смену кольчуге и бригандине пришли пластинчатые готические латы (тщетная попытка уберечься от первых образцов огнестрельного оружия), алебарда, двуручный меч и двуручный люцернский молот (или клевец, на худой конец) – единственный способ пробить, покалечить (или хотя бы поломать кости под броней) своего оппонента в ближнем бою. Алебарда предполагает наличие расстояния для замаха, но иногда его просто не хватало в тесноте схватки, и все решал или меткий тычок или сильный толчок.
    Сражения при Барнете, Тоутоне и Босуорте – это бои “железных бульдозеров”. В них – слишком много случайностей, предательства и слишком мало продуманной тактики. По три больших (от 500 - до 2-3 тысяч человек) отряда с каждой стороны сходились, чтобы начать страшную игру - воткнуть острие алебарды в незащищенный доспехом бок (или глазную щель), перерубить-сломать руку или ногу врагу? или сбить его собственным весом на землю, после чего взять в плен или "проявить милосердие" - специальным кинжалом-шилом...

    Конных рыцарей в 15 в. вы уже не встретите: на Флодденском поле было 150 английских конников, они выполняли роль адьютантов, а полный доспех для себя и коня - имел только Знаменосец английской армии...

    Если говорить о тактической единице – то с Византии до Итальянских войн – она остается неизменной: 500 человек (когорта, батальон, баталия) для пехоты – и 100-200 всадников (эскадрон) - для кавалерии.
    Отряды по 50-100 человек (исключительно пешие!) сшибаются друг с другом, и выигрывает тот, кто располагает резервом - и заведет его во фланг-тыл врага. Традиционная глубина построения - от 5 до 12 шеренг для пехоты, и от 2-3 до 5-7 - в рыцарской кавалерии. Отряды строились в шахматные порядки и, иногда, сплошной линией. Выигрывает-то тот полководец, кто сможет послать на перехват (по флангу) врага отряды из второй-третьей линий, соответственно, очень скоро появляется четкое деление батальонов на роты, а роты, в свою очередь, составляются из взводов (все это - на фоне развития огнестрельного оружия). Но отметим самое главное: все время существует четкое деление и пехоты, и кавалерии на тяжелую, среднюю и легкую, исходя из чего и определяются ее задачи - охват флангов или перестрелка для легкой, рассыпной (цепью) пехоты или кавалерии, "штурмовой" удар - для рыцарей и "men-at-arms", или и то, и другое - для средней пехоты и конных сквайров... Но 1525 год поставил кровавую точку в рыцарской главе Европы - атака французских жандармов с копьями наперевес на немецкую баталию закончилась ужасающим разгромом рыцарей и пленением Франциска I, который вел своих жандармов. Рыцари выбрасывали свои копья и пики, чтобы сменить их на колесцовые пистоли... На полях сражений вовсю господствовали огромные коробки пехоты - пикейнеров и аркебузьеров...

    Chaos Lord

  

Назад, на главную

Назад на главную страницу



<< >> << >> << >>